Электричка номер 666

На вокзале было многолюдно. Толпы народа сновали туда – сюда, везде слышался шум и говор. Маша подбегала то к одной то к другой электричке ища нужный номер. Но к ее удивлению ни на одной из них не то, что 666 – ого, но и вообще какого – нибудь другого номера не было, только места отправления и прибытия. Неужели она так и не уедет – вертелось в Машиной голове. Тут невдалеке Маша увидела проводника. В один миг она подскочила к нему и заорала:
– Где электричка номер 666? Скорее, я опаздываю!
Проводник дико посмотрел на нее, а потом заявил:
– Такой электрички нет вообще!
Потом, еще раз оглядев Машу, ехидно спросил:
– А ты что, сатанистка? Собралась наверно к дьяволу ехать.
Машины нервы окончательно сдали: из – за какого – то урода она опоздает в новую жизнь? Нет. Этому не бывать! Маша зарычала и кинулась на проводника. Он явно такого не ожидал и повалился на землю вместе с ней. Маша, сидя на обездвиженном, испуганном проводнике, выхватила из сумки Вадика и направила прямо на него:
– Говори…говори где электричка! – сквозь зубы шипела Маша, потрясая Вадиком.
– Убери, убери ЭТО! – кричал в ужасе проводник, – Здесь нет и никогда не было такой электрички! Сгинь, ведьма!
Вконец рассвирепевшая Маша уже собиралась воткнуть обезумевшему от ужаса проводнику в рот Вадика, как вдруг ее остановил чей – то дружелюбный голос:
– Я знаю где твоя электричка.
Маша оглянулась и увидела позади себя совершенно обыкновенного парня ее возраста. Он был среднего роста с короткими светловатыми волосами, на плече висел большой рюкзак. Парень был одет в камуфляж, а в руке держал лопату. Со стороны можно было подумать, что он всего – навсего собрался на дачу. Маша медленно встала, и до смерти напуганный проводник понесся прочь.
– Привет, меня зовут Сережа Окочурин, – начал незнакомец, – Я тут случайно услышал, что ты ищешь 666 – ую. В Трахус собралась?
– Да. Учиться. Ты наверно тоже? – сказала Маша и улыбнулась ему, – Да, меня зовут Маша Вроттер.
Сережа от удивления выпучил на нее глаза:
– Та самая Маша Вроттер? Не может быть! Я столько о тебе слышал! А это правда, что ты можешь сразу засунуть в рот двадцать хуев? А еще говорят, что ты делаешь за ночь больше сотни минетов? – выпалил Сережа.
Маша была поражена его реакцией. Она даже немного покраснела от гордости.
– Ну… Может и правда, – скромно ответила она и добавила – но не каждый день конечно, а так… изредка, по праздникам.
Сережа зачарованно смотрел на Машу, похоже в его глазах она была просто супер звездой. Обо мне гремит настоящая слава – подумала Маша, – мечты начали сбываться.
– Сереж, нам надо спешить: уже без пяти. – мягко напомнила она.
Эта фраза привела Окочурина в чувства.
– Да! Бежим скорее!
Сережа схватил ее за руку и потянул за собой. Они побежали в конец вокзала. Там, в самом дальнем углу, стояла самая обычная, ничем непримечательная электричка. Единственным, чем она отличалась от других – было число 666, небрежно выведенное черной краской на первом вагоне. В электричку, весело переговариваясь и смеясь, входили молодые люди. Совсем не отличишь от простых людей, – подумала Маша. Когда Маша уже собиралась зайти в вагон, она увидела толстенную девушку, килограммов в сто пятьдесят, которая, жуя огромный хот – дог, лезла в соседний вагон. У Маши вырвался восторженный возглас:
– Вот это жопа!
Толстушка повернулась на голос и устремила на Машу маленькие поросячьи глазки. Глазки грозно сверкнули и, недолго думая, девушка просто плюнула в Машу. Но Маша успела вовремя отпрыгнуть в сторону и слюна пролетела в миллиметре от нее. Разгневанная Маша уже полезла в сумку за Вадиком, желая засунуть его поглубже в безразмерную жопу наглой девицы. Но та уже зашла в вагон и двери закрылись. В другой раз – подумала Маша, засовывая оружие обратно. Легким прыжком она влетела в свой вагон.
Электричка тронулась. Маша села рядом с Окочуриным и огляделась. Неподалеку сидевшая компания пристально смотрела на нее. Похоже и тут меня узнали, – с радостью подумала Маша.
– Сереж, расскажи мне про Трахус, а то я почти ничего о нем не знаю. – попросила Маша.
– О! Трахус лучший в мире университет. Там есть четыре факультета: Оралус, Аналус, Вагинус и Вовседырус. Нас будут туда отбирать, только как – я не знаю. Я бы хотел учиться в Аналусе. Знаешь почему? Я служу моему повелителю – Сатане! Он пришел ко мне недавно во сне и велел поступать сюда, а потом, когда я научусь всем премудростям анального секса, он обещал оплодотворить меня и я рожу ему сына, который будет править миром! Круто, правда? – спросил Окочурин и посмотрел на Машу безумным взглядом.
Маша остолбенела. Похоже, на идиотов мне везет, – подумала она, – а с виду вроде нормальный. Но она решила сделать вид, что все в порядке.
– Да. Повезло тебе, Сережа… А зачем тебе лопата? – спокойным тоном поинтересовалась Маша.
– О, все очень просто – дело в том, что я выкапываю трупы! Я езжу в экспедиции на кладбища и там ночью раскапываю могилы, пока никто не видит, а затем продаю все то, что нашел: всякие там кости, черепа, хрящи. И, кстати, очень много за это получаю.
Наверно, пиздюлей, – подумала Маша.
– Я как раз только, что вернулся из очередной экспедиции, хочешь покажу, что я выкопал?
И не дожидаясь ответа, Окочурин с горящими глазами схватил рюкзак. Раскрыв его, он вывалил все содержимое на сиденье. На нем образовалась куча мелких костяшек. Причем Маша готова была поклясться, что это были всего – навсего рыбьи и куриные косточки. Сережа судорожно копался в своем богатстве, бормоча что – то себе под нос. Наконец он выудил оттуда сушеную рыбью голову и помахал ей перед Машей.
– Знаешь, что это? – восторженно спросил Окочурин.
– Похоже на рыбью голову. – неуверенно произнесла Маша.
– Сама ты рыбья голова! – презрительно хмыкнул Сережа – это же засушенная голова Гитлера! Разве не похоже?
– Да… конечно… Как я сразу не заметила – соврала Маша.
– У меня таких много – продолжал сумасшедший.
– Так ведь у Гитлера была только одна голова! – не выдержав его бреда, сказала Маша.
– Ты что? У него их было множество! Когда ему одну отрубали – у него вырастало две новых. – парировал Сережа.
Их беседа внезапно оборвалась, потому что дверь, отделяющая их вагон от соседнего, открылась и на пороге появились двое. Они огляделись и остановили взор на Маше. Внимательно осмотрев, они подошли к ней. Один из них, длинный, светловолосый с тупой, вытянутой мордой, обратился к Маше:
– Это правда, что ты Маша Вроттер?
– Да, это я, – гордо ответила она – а ты кто еще такой?
– Меня зовут Валек Тупой – также гордо произнес он – а это Ваня Нос.
И он, кивком, указал на рядом стоящего. Ваня был толстым, небольшого роста с нахальной физиономией и огромным носом.
– Мы местная элита, звезды, так сказать – продолжал он – Ты довольно знаменита, ну конечно не так как я, и поэтому мы решили принять тебя в свою компанию. Думаю ты не откажешь таким реальным пацанам?
Что за уебища – подумала Маша – им просто нужна моя слава. Надо поставить их на место.
– Да если меня кто – нибудь увидит в вашей компании – опозорюсь на всю жизнь! Кстати, здесь может быть только одна звезда – и эта звезда я! Так что отвалите, уебки! – резко ответила Маша.
Валек злобно уставился на Машу, затем он перевел взгляд на Окочурина и произнес с усмешкой:
– Похоже, тебе больше по душе находиться в обществе городского сумасшедшего. Сережа, покажи нам косточки, ну покажи! – передразнивая Окочурина, смеялся Валек.
Окочурин угрожающе потянулся за лопатой. Валек и Ваня увидев это, испуганно побежали к выходу. Уже около двери Валек обернулся и крикнул Маше:
– А с тобой, Мыша, мы еще встретимся. – и хлопнул дверью.
– Не бойся, Маша, я защищу тебя! – храбро заявил Сергей.
– Спасибо, Сережа. Ты настоящий герой. Я знала, что на тебя можно положиться. – сказала она с благодарностью. А сама подумала: кто бы меня защитил от твоего бреда.
После этого, Окочурин начал рассказывать Маше как он выкапывал в городском парке подводную лодку и космический корабль. Закончив этот часовой рассказ, Сергей сообщил:
– А сейчас я расскажу как выкапывал танк.
Но Маша уже не могла больше слушать, ей хотелось выпрыгнуть в окно или забить Сережу до смерти его же лопатой. Когда она уже склонялась ко второму варианту, Машу вдруг осенило:
– Нет, Сережа, про танк ты расскажешь потом, а сейчас быстро снимай штаны!
Сережа уставился на нее удивленным взглядом:
– Зачем? – непонимающе произнес он.
– Ха – ха – ха, ха – ха –ха, – веселилась Маша, – ты первый кто задал мне такой вопрос!
Вдоволь насмеявшись, она продолжила:
– Я же должна показать тебе почему обо мне гремит такая слава! Недаром ведь меня называют звездой минета! Тем более, что я сегодня еще не посасывала. Не волнуйся, я сделаю все по первому разряду!
– Но мы же не одни! – возмутился Сергей и указал на недалеко расположившуюся компанию.
– Ты что, стесняешься? Какой ты смешной! – веселилась Маша – Ну если ты не хочешь, я могу догнать этих двух придурков и пососать у них. Мне все равно кому делать минет. Думаю они не будут скромничать.
Окочурину явно этого не хотелось. Он хмуро уставился в пол, подумал пару секунд, потом тяжело вздохнул и приспустил камуфляжные штаны. Маша моментально захватила член пухленькими губками и зачмокала. Угрюмое лицо Окочурина моментально преобразилось: глаза расширились и вылезла сияющая улыбка. Неожиданно для Маши, Сергей одной рукой начал ласково поглаживать свою лопату, а затем и вовсе – тереться об нее головой. Но Маша была не из тех кто останавливается из – за мелочей – она продолжала как ни в чем ни бывало. Дело подходило к концу: Маша все интенсивнее лизала член, а Окочурин постанывая, еще быстрее терся о лопату. Наконец он кончил, и Маша уверенно проглотила всю вырвавшуюся сперму. Маша еще не много посмаковала остатки спермы и вытерла губы.
– Сереж, а зачем ты все терся о лопату? – через минуту спросила Маша.
– Э…Ну, понимаешь…– не знал как начать покрасневший Сергей – ну, дело в том, что я всегда езжу в экспедиции один, а там я бываю очень долго и поэтому я иногда балуюсь с лопатой: она так хорошо входит и выходит! Ну вот я и привык, она для меня уже как родная.
– О! – по – настоящему восхитилась Маша – Ты молодец! А она у тебя полностью в жопу заходит или наполовину? – заинтересовалась она.
Окочурин очень обрадовался такой похвале и интересу к своей персоне:
– Пока только наполовину, но я часто тренируюсь и думаю, что скоро смогу вогнать ее полностью!
Так они проговорили некоторое время. Маша рассказала о своей встрече с Дваждыдамом и о его похождениях. Окочурин успевал только открывать рот от удивления. Маше это ужасно нравилось.
Вскоре Маше ужасно захотелось поссать и она отправилась на поиски туалета. Туалет располагался в отдельном вагоне. Зайдя в него, Маша подошла к единственной кабинке. На ее удивление в кабинке раздавалось странное сопение и оханье. Недолго думая, Маша распахнула дверь, ее глазам открылась следующая картина: Валек Тупой стоял раком со спущенными штанами, оперевшись руками на раковину, и охал. К нему пристроился и ебал в жопу Ваня Нос, который прерывисто сопел. Оба моментально уставились на нее, но не прервали действо.
– Чего тебе?… Оох! – рассерженно выдавил Валек.
– Да я так… просто… – не зная, что ответить от изумления, сказала Маша и закрыла дверь.
Пидоры оккупировали туалет. Что же делать? Ссать то, ой как хочется – злилась Маша. Похоже, делать было нечего: Маша уселась перед дверью из вагона – туалета, приподняла платье и теплая струя хлынула прямо на холодный пол. Ссала она долго. Оставив после себя маленькое желтое море, Маша, с чувством выполненного долга, вышла из вагона.
– А! – взвизгнула она от испуга.
Перед ней стоял и глупо лыбился двухметровый белобрысый юноша с ужасно юной, сопливой мордой. На вид ему было лет четырнадцать.
– Нельзя же так пугать! – заявила Маша.
Сопляк продолжал молча лыбиться.
– Прочь с дороги! – угрожающе прикрикнула Маша – а то зашибу!
– А ты ничего, сойдешь. Давай мутить. – неожиданно произнес сопляк, все еще улыбаясь.
– Педофилией не занимаюсь! – отрезала Маша.
Глупая улыбка сползла с его лица. Но он не отступал, продолжая загораживать Маше проход.
– Ну можно тебя хоть за сиськи полапать? – умоляюще проскулил он.
– За сиськи конечно можно, как я могу отказать ребенку! – весело заявила Маша и быстренько обнажила грудь.
Радостный сопляк схватился огромными ручищами за Машины небольшие груди и начал неуверенно мять их в руках, затем он принялся пощипывать ее соски.
– Я кончил в штаны! – ликующе сообщил он Маше через минуту.
– Молодец! Так держать! – одобряюще ответила та – тогда тебе как раз в туалет!
Гордый сопляк залетел в вагон – туалет. Но не успела Маша сделать и шага как услышала страшный грохот в туалете. Она приоткрыла дверь и увидела лежащего лицом в ее моче сопляка. Похоже он поскользнулся в желтом море и потерял сознание. Тут из кабинки сначала высунулся нос, а затем и сам Ваня. Он огляделся по сторонам и, заметив лежащего сопляка, ухмыльнулся. Подойдя ближе, он взял его за ноги и потащил в кабинку. Тут же вылез и Валек. При виде скорой добычи его лицо расползлось в широкой улыбке.
– В жопу! В жопу! – возбужденно затараторил Валек и захлопал в ладоши.
Заметив наблюдавшую за всем этим Машу, он бросил на нее гневный взгляд и прошипел:
– Че уставилась? Может, хочешь чтобы мы и тебя отъебали?
– Да, нет, – равнодушно ответила та, – вижу, у вас и без меня прекрасно получается. Ну не буду вам мешать – и Маша захлопнула дверь.
Когда она возвратилась в свой вагон, Окочурин радостно сообщил:
– Подъезжаем!
И действительно, через пару минут электричка остановилась. Маша с Сережей вышли на пирон. Они оказались на обыкновенной железнодорожной станции. На здании вокзала висела здоровенная доска, на которой корявыми буквами было выведено: поселок Нижнебаканский.

Добавить комментарий